На главную
Поиск:
Логин:
Пароль:
 
Забыли пароль?
 

Фотоотчет недели


Вьетнам (Вьетнам - Ханой)
Автор: АндрейМ
Фотографий: 15
Просмотров: 4319

Палестинские территории » Вифлеем » Вифлеем

Автор: Camel
Всего фотографий: 28
Средняя оценка: 0 (голосов: 0)
Комментариев: 0
Просмотров: 2582

Голосование: Только зарегистрированные пользователи могут голосовать

Для начала пара уточнений:
По 1-ой части - статуя на горе в Яффе, называется Статуя Судьбы, а не Свободы (оговорка по Фрейду :)).
По 2-ой части - конечно же речь шла о Геенне Огненной. Как писал в ответе, скорее всего на какой-то стадии написание автоматом поправил программный спеллер, может и сам отморозился, но не суть. Поехали дальше :)



Наши Палестины.










Утром, пристроившись за автобусом с паломниками, двинулись в Вифлеем. До КПП на границе все шло штатно, но при проверке паспортов мы чуть отстали и потеряли автобус из вида. Остановили первую же машину и спросили, как доехать до Храма Рождества. Мужик сказал – давай за мной и провел нас по городским улицам. Зрелище, надо полагать, было забавное – палестинская развалюха, несущаяся на хорошей скорости по сонному и пустому городу, преследуемая машиной со столь любимыми здесь желтыми номерами. С чем бы это сравнить, ну, к примеру, зазевавшийся немецкий танк с намалеванными крестами, вдруг каким-то образом, оказался в расположении советских частей. По крайней мере, именно такое выражение недоумения было написано на лицах тех редких прохожих, мимо которых мы проносились. Остановились на стоянке на задворках храма. Наш провожатый о чем-то поговорил с мужиком в будке, потом сказал мне: "Дай ему немного денег, он посмотрит за машиной". Дал денег ему и нашему "Сусанину".




В храме Рождества снова соединились с группой. Храм совершенно пустой, кроме нас пока никого, но, так же, как и во многих других местах здесь строжайшая регламентация. Церковь принадлежит трем конфессиям: греческой, армянской и католической, и когда мы подъехали, в Вертепе служили армяне, поэтому пришлось подождать.




За это время успели спуститься в пещерный храм под соседним греческим монастырем, где почивают останки убитых Иродом невинных младенцев, а также монахов и священников, истребленных персами в начале 7 в.





Вернулись в Храм Рождества. К этому времени у входа в Вертеп скопилось уже достаточно много народа. Но вот, наконец, подошло время греков и мы смогли пройти внутрь пещеры.




На месте, где родился Иисус, в алтаре на полу сияет когда-то украденная, но возвращенная на место серебряная звезда с надписью: " Hic de Virgine Maria Jesus Christus natus est", в переводе с латинского "Здесь дева Мария родила Иисуса Христа".





Кража этой звезды в 1847 г. послужила одним из поводов для начала Крымской войны. Повода, как нас учили в советское время, вообще-то совершенно формального. Однако многие историки считают, что факт кражи этой святыни, в ряду других событий того времени, для государства российского, вообще и для царя, в частности, был куда более значим. Вспомним, что православие в то время было официальной религией России. Более того, главой русского православия со времён Петра являлся Император Российской империи, более чем наглядной иллюстрацией чему служит, например, Знаменская церковь в Дубровицах, с куполом в виде короны. Стоит ли удивляться, что любой ущерб православию рассматривался однозначно как урон для России как государства, тем более, когда вопрос касался такого «крупного столкновения по вопросу о святых местах в Палестине».




На выходе из храма, спросили паломников, куда они дальше, оказалось, что собираются в монастырь Саввы Освященного (Мар Сабу) и много куда еще, причем, чтобы успеть посмотреть как можно больше, по общему согласию решили пренебречь обедом. Обнаглев, напросились с ними и дальше. Спросил Ирину, где стоит их автобус. Она показала на карте место метрах в 300-х от храма. Мы, в полной уверенности, что все рядом пошли за машиной. Когда, всматриваясь в поисках знакомого автобуса стали уходить на второй круг по улочкам с односторонним движением, решил поинтересоваться у местного населения, где же эта самая стоянка. Собрал человек шесть дружелюбной палестинской молодежи, показал карту и после того как она была неоднократно повернута вокруг оси, в руках каждого из собравшихся, понял, что для них это не более чем раскрашенная картинка. Как сказали нам позже, для них достаточно знать, что вот в этом доме живет такой-то Саид, в том – другой Саид, и карта для этого совершенно не нужна.




На третьем витке уткнулся в полицейского, дал карту ему, ну думал, он-то должен… Ни-фи-га, те же яйца, только сбоку. Опять знакомые манипуляции с «кручу-верчу», после чего добрый дядька взял меня за руку и тупо отвел метров за 150 к точке, откуда сквозь щель между домами показал, куда именно мне надо добраться. Я ничего не увидел, но решил, что уж на этот раз не промахнемся. Когда вернулись к машине, вокруг нее уже копошилось проснувшееся население и еще несколько копов, пытавшихся понять какого хрена посреди оживленной улицы делает эта еврейская шайтан-арба. Быстро разобрались, и примчались к стоянке, как раз вовремя, чуть ли не столкнувшись с выезжающим оттуда нашим автобусом. Если бы не этот факт, то вертели бы круги и дальше, поскольку стоянка оказалась… крытой и никакими знаками не обозначенной.
Следующей нашей остановкой было "поле Пастушков", место, где пастухи увидели Ангелов, возвестивших о Рождестве.














У входа в храм на поле Пастушков «дежурили» два мужика. Один из них, увидев у меня камеру, пристал – сколько стоит, сказал, ему, что без стекла потянет под полторы штуки зелени. Тут он почему-то возбудился и закричал, что сейчас же принесет мне… 500 евро за все, а я на эти деньги куплю себе в Москве другую. Так и шел за мной всю дорогу до машины, канюча, что здесь купить хороший фотоаппарат просто нереально и подбивая на «крайне выгодную» для меня сделку. Такая вот занимательная палестинская арифметика.




По пути в Мар Сабу крупногабаритный туристический транспорт встает на прикол у стен Феодосийской лавры, где все пересаживаются в палестинский автобус типа ПАЗика, курсирующий между этими двумя монастырями. Водитель этого старенького безкондейного челнока, с его собственных слов, уже 20 лет работает здесь, перевозя группы между 2-мя монастырями. Нам с Галей он тоже настойчиво советовал пересесть к нему, мол, дорога трудная и опасная. От предложения отказались, сказав, что если он проедет, то уж мы и подавно, по ходу обломав мужика на 32 бакса, который он рассчитывал получить с нас за "трансфер".

Что сказать по дороге? Пару раз попадались довольно крутые горные виражи, но не более. В основном она проходит по спокойным, прямым участкам Иудейской пустыни мимо совершенно безлюдных селений. Немного опасался острых камней, но ничего, обошлось.
От жары ли все попрятались, или от безденежья уехали на заработки, но на протяжении почти всего пути мы не видели никого вокруг, будто вымерли все.




Один только раз вылетела навстречу машина, и в каком-то селении повстречались с играющими на обочине детьми. Вот и все, хотя последнее - как раз реальный стрем. И дело даже не в том, что, как говорят, можно запросто словить камушек запущенный палестинским подростком. В нашем случае, пропустив автобус и дружески помахав ему ручонками, малышня тут же попыталась вклиниться, отсекая нашу машину. Схватились за руки и, что-то крича, три клопа бесстрашно выскочили перед нами на дорогу прямо под колеса. С некоторым трудом «засаду» эту преодолели. То же, кстати, повторилось и на обратной дороге.




Монастырь Саввы Освященного, действующий на протяжении последних 1500 лет, стоит посреди безжизненной Иудейской пустыни над обрывом Кедронской долины. Сам Кедрон, струящийся далеко внизу на дне каньона, несет грязные канализационные стоки из Иерусалима и Вифлеема, поэтому не пригоден не только для питья, но и для технических хозяйственных нужд.




Для снабжения обители водой есть источник под лаврой и сложная система сбора дождевой воды стекающей в резервуары с обширной площади. Практически никакой растительности вокруг, одни камни. Как выживают в таких условиях насельники – загадка.

Доступ на территорию монастыря разрешен исключительно для мужчин, поэтому пока мы ходили внутри, женская половина нашей группы ждала снаружи. Монастырь, имеющий вид неприступной крепости, 5 раз за свою историю полностью разорялся с уничтожением обитателей и всей утвари. В результате, как сказал наш проводник, послушник из Сибири, в обители, практически, не осталось старых икон, только новые… 15-16 века. В монастыре хранятся мощи преподобного Саввы, вернувшиеся сюда после долгих скитаний по миру – Венеция, Константинополь… и непростых переговоров с Римским престолом. На территории просили не фотографировать, разрешив сделать несколько снимков только с террасы.









Выйдя и, воссоединившись с остальными, мы уже все вместе, немного прошлись вокруг. Я собрался спуститься по ступенькам, убегающей к Кедрону тропы, но Ирина сказала, что ходить туда не благословляют по причине случающихся похищений людей.




Интересно, что внешне, на многие километры не видно ни души, если не считать двух арабских пацанов, пасущихся на стоянке, в надежде срубить с приезжающих бакшиш за «охрану» машины. Водитель автобуса сразу же предупредил, чтобы я денег никому не давал, ну, а в конце сам подкатил ко мне со словами, мол, ты же помнишь, что хотел мне денег дать, чтобы я за машиной посмотрел? Дал ему 5 долларов, уменьшив недополученную с нас прибыль до 27 американских рублей.

Вернулись к месту пересадки у стен лавры Феодосия. Зашли внутрь. Спустились в пещеру волхвов, где погребены многие матери отцов Палестинских. Перед уходом монахини угостили нас напитками, конфетами и виноградом, вкуснее которого я, похоже, не ел.




В Вифлееме заскочили в большой магазин сувениров и церковной атрибутики Good Shepherd Store.




Вышедшая навстречу женщина раздала нам всем в дверях красненькие бумажки, сказав, что хозяин магазина, испытывая самые добрые чувства к православным, специально выдает им купоны на 15% скидку. Надо сказать, что перед нашим уходом к магазину подъехала группа китайцев, получившая от той же женщины… бумажки желтого цвета. Не удивлюсь, если для буддистов тоже есть свой колор. По-видимому, хозяин бутика испытывает самые добрые чувства ко всем людям на земле, что заслуживает, безусловно, самого большого одобрения. :)




Если отвлечься от цен, то магазин действительно неплохой, богатый выбор от безделушек до ювелирных украшений.




Из Вифлеема направились в поселок Бет-Джала, где на месте пещеры Николая Чудотвореца, стоит замечательный храм его имени. Храм известен далеко за пределами, среди прочего и необычными событиями, случившимися уже в новейшую историю, во время шестидневной войны. Свидетелями тех чудесных явлений были не только тысячи местных жителей, многие из которых живы и по сию пору, но и, гостивший в соседнем католическом храме, ватиканский кардинал. Именно основываясь на его подробном отчете, Папа Римский распорядился передать часть мощей Святителя Николая этому православному храму.

Ближе к вечеру доехали до селения Эйн-Карем под Иерусалимом. Здесь родился Иоанн Предтеча, здесь же после благовестия произошла встреча Девы Марии с праведной Елисаветой. В Эйн-Кареме действует русский православный Горненский монастырь, где нас очень радушно встретили, накормили, одарили сувенирами.




В Горней с некоторым сожалением расстались с паломниками. Они вернулись в Иерусалим, мы же, уже в темноте, отправились к Мертвому Морю.

Заскочив по пути на заправку, забежали перекусить, а выйдя, обнаружил, что одно колесо почти полностью сдулось. Парень, подошедший из итальянской закусочной, посоветовал сразу же перекинуть запаску и помог разобраться с табличкой установочных давлений на автомате подкачки шин, после чего ушел обратно в кафе, сказав, чтобы я не стеснялся его позвать, если понадобится помощь.
Менять колесо было влом, попробовал просто подкачать, подождал, вроде стоит. Почему спустило непонятно, может кто-то «баловался» пока мы ели. Как бы то ни было, в дальнейшем подобных эксцессов не случалось.

Первое, что поразило при подъезде к Мертвому морю, это страшная духота и жара, плюс огромный лунный прожектор наверху. Галя заверещала, что она дальше совсем не хочет. Обстановочка и вправду не располагала, но подумав решили продолжить. Потом прочитал, что в этой безветренной котловине, лежащей на полкилометра ниже уровня моря, к вечеру температура поднимается порой до 60-70 градусов. Не слабо, однако...









К полуночи добрались до КПП близ Мецокей Драгот. Спросил у солдат, где можно перекантоваться, те посоветовали забраться по уходящей в горы дороге, мол, там есть что-то типа кемпинга. Последовали совету и, через несколько километров, уперлись в двое, стоящих рядом автоматических ворот. Выбрали левые (вторые оказались на военную базу). На воротах какой-то текст на иврите, среди которого обнаружились цифры, похожие на телефонный номер. Набрал, дозвонился, попал куда надо. Открыли, приютили, заселив в номер с душем, кондиционером и электрическим чайником – все удовольствие 80 долларов за ночь. Русских они принимали здесь впервые.

Перед сном побродил вокруг. С интересом отметил как во время пересменки у соседей пулеметчик на вышке, ни на секунду не отвлекаясь, контролирует ситуацию, ведя сквозь прицел подъезжающую к воротам машину. Дисциплина, которую не так уж часто встретишь в российской армии, вызывает искреннее уважение.




Вдали, через море, манили огни Иордании... но это как-нибудь в другой раз :)






Комментарии:

Комментариев пока нет - вы можете быть первым!

Добавить комментарий

Введите ваше имя
Введите код